Размер шрифта: A AA Изображения Выключить Включить Цвет сайта Ц Ц Ц Обычная версия

Северо-Восточный
федеральный университет
имени М.К. Аммосова

Версия для слабовидящих

  • Личности
    Михаил Михайлович Хатылаев

    04.09.2017 16:30:00

    просмотров: 68

    Михаил Хатылаев: «У золота есть общественная функция»


    В том время, когда профессор Михаил Хатылаев начал исследовать промышленное освоение Сибири и Якутии, эта тема еще практически не рассматривалась в научной среде. «Наш университет» беседует с доктором исторических наук о перспективах золотодобычи в республике, Якутске 50-х годов и о том, может ли промышленность быть безопасной для экологии.

    Расскажите, как и откуда появилось желание учиться именно на историка?

    Михаил Хатылаев: Историческая наука – одна из древнейших и величайших, выработанных человеческим разумом. Пути ее влияния на становление личности всеобъемлющи и многообразны, но они относятся, прежде всего, к сфере духовной. Могу лишь обозначить некоторые из них.

    Мое детство прошло в военное и поствоенное время, в обстановке колоссального роста интереса к общественно-поличтисеким событиям. Чтение газет и журналов привлекало меня с раннего возраста. С помощью классного руководителя я научился выступать по некоторым общественно-политическим темам перед школьниками и их родителями. Тогда я еще учился в Баягинской семилетней школе в Таттинском улусе. В Ытык-Кельской средней школе, куда я попал позже, историю преподавали учителя с широким кругозором и высоким интеллектом. Я учился хорошо по всем направлениям, но больше всего меня привлекали уроки истории. Мне казалось, что историки больше всех знают не только про свою страну, но и другие зарубежные государства, понимают их прошлое и настоящее и даже видят перспективы общественного развития. Поэтому с выбором специальности я определился еще в школьные годы. Окончив школу в 1954 году с серебряной медалью, я получил предложение поступить на географическое отделение Ленинградского педагогического института имени Герцена. Я отказался: не желал стать географом и не имею средств на учебе в центре. И я подал заявление на историческое отделение Якутского педагогического института.

    Почему вы выбрали историю промышленного освоения Якутии и Сибири? Что вас привлекло в этой сфере?

    Михаил Хатылаев: В 1958 году я единственный на историческом отделении получил диплом с отличием. В это время в газете «Якутский университет» вышла статья об итогах выпускных экзаменов на факультете, где было высказано пожелание, чтоб я через пару лет поступил в аспирантуру. В аспирантуру я действительно поступил – это случилось в 1963 году, после того, как я отработал учителем истории, а затем директором Среднеколымской средней школы и провел два года в качестве ассистента кафедры истории СССР.

    Выбор темы исследования происходит не по эмоциональной привлекательности, а по ее научной актуальности. Когда я выбирал тему по истории золотодобывающей промышленности Якутии, по ней имелись лишь три опубликованные научные статьи. Между тем, Якутия уже давно была известна как золотопромышленная республика, и ее индустриализация началась с развитием именно этой отрасли. В 30-е годы именно трест «Якутзолото» являлся самым крупным в Советском Союзе по объему добычи металла. Здесь сформировался основной костяк рабочего класса ЯАССР. Кроме того, тема могла расширяться в плане исследования проблемы промышленного освоения Якутии в целом. Более того, она давала возможность выхода на историю сибирской золотопромышленности как составной части проблемы промышленного освоения этого обширного региона. В это время историю золотодобывающей промышленности Якутии, Сибири да и всего Советского Союза никто не исследовал. Кто откажется от такой перспективной темы? Правда, я не учел трудности, предстоящие мне в работе из-за закрытого характера первоисточников по золоту, но и их преодолел. 

    Кого из видных ученых и почему вы ставили себе в пример, когда только начинали путь в науке?

    Михаил Хатылаев: Мое внимание привлекали труды академика Николая Михайловича Дружинина, профессоров Сергея Александровича Токарева, Сергея Владимировича Бахрушина, Георгия Прокопьевича Башарина. Меня восхищало то, с какой скрупулезностью и проницательностью они освещали важнейшие вехи истории якутского народа, исследовали сложные проблемы общественных отношений у якутов после присоединяя Ленского края в состав Российского государства. Много ценного и поучительного я почерпнул из капитального труда Башарина «История аграрных отношений в Якутии. 60-е годы XVII-XIXвека». Впоследствии я близко познакомился с автором, он помогал мне в научном росте, и мы долгие годы работали вместе.

    Поделитесь первыми впечатлениями о городе, когда вы сюда переехали учиться? Каким был наш город?

    Михаил Хатылаев: Это был деревянный город, где было мало каменных зданий, построенных в дореволюционное время и в конце 40-х-50-х годов. Некоторые главные улицы – Октябрьская (ныне проспект Ленина), Ярославского, Ворошилова (ныне Октябрьская) и другие были вымощены деревянными чурками. В городе было несколько автобусных маршрутов. Самым длинным являлись №1 (шел от Заложного района до Рабочего городка) и №4 – он доезжал до аэропорта. Был еще маршрут №2, который пролегал от остановки «Сайсары» до конторы треста «Джугджурзолота» на современной улице Федора Попова. Паровое отопление не было широко распространено и зимой город окутывал густой смог тумана и дыма печей. До середины 50-х годов городская электростанция три раза в день – утром, днем и вечером – подавала громкие гудки.

    В студенческом городке по адресу Сергеляхская, 2 стояли четыре двухэтажных общежития и столовая, почерневшие от времени. Хотя первые впечатления о столице республики не совпадали с прежними представлениями о благоустроенном городе, все же здесь культурно-бытовые условия были лучше, чем в районах.

    Сравните золотодобывающую промышленность Якутии тогда и сейчас.

    Михаил Хатылаев: В советское время с точки зрения формы собственности предприятия отрасли являлись только государственными, сейчас они в основном акционированные. Если подойти с вопроса о формах организации труда, решающую роль играли и играют крупные предприятия, хотя сегодня значительно расширилось участие в добыче золота старательских артелей. Сократился объем геологоразведочных работ, устаревает техническое оборудование. Отрасли нужны крупные инвестиции на геологические изыскания и модернизацию техники. Переживаемые отраслью трудности привели к снижению объема добываемого золота. Оно составляет лишь более 20 тонн в год, когда как в советское время он значительно превышал 30 тонн и уступал лишь показателям комбината «Северовостокзолото» в Магаданской области.

    Какие перспективы ждут эту отрасль?

    Михаил Хатылаев: Это будет зависеть, прежде всего, от развертывания геологоразведочных работ. К сожалению, в 1990-е годы сильно ухудшилось состояние геологоразведочной службы. Она имеет ключевое значение для развития добывающих отраслей, составляющих основу развития экономики и материального благосостояния населения современной Якутии. Все еще велика возможность открытия новых богатых месторождений рудного и россыпного золота, поскольку значительная часть территории республики геологически не исследована. Остальное, как всегда, будет зависеть от кадров и развития технологии производства. Общественную функцию золота в международных экономических связях никто не отменял, спрос на драгоценный металл сохранился. Растущие золото-валютные запасы – индикатор платежеспособности страны и символ ее экономического могущества.

    Сейчас многие рассуждают, что золотодобыча и другая промышленность негативно сказываются на экологии. Может ли быть промышленность экологически безопасна, или это утопия?

    Михаил Хатылаев: Современный экономический прогресс идет на промышленной основе, иного пути не дано. Противопоставлять же развитие промышленности и решение экологических проблем как взаимоисключающие – это нереалистичный подход. Нельзя сидеть на недровых богатствах, не использовать их на благо самих людей, прикрываясь экологическими проблемами, которые надо решать, чтобы минимизировать техногенные негативные последствия промышленного освоения. Любой технический проект должен реализовываться только при наличии экспертного основания гарантии экологической безопасности. Все другое – административный волюнтаризм или, наоборот, демагогическая шумиха. Они обе исключают разумный подход.


    Автор: Туяра Павлова   

    Фото из архива героя публикации


    закрыть

    Антиспам:

    CAPTCHA